Надежда Преподобная: о «Команде Правительства», о журналистах и работе в министерстве культуры

Фото: министерство культуры Нижегородской области

4 октября – важная дата в биографии Надежды Преподобной. Не менее важна эта дата для проекта «Команда Правительства» Нижегородской области. 4 октября 2018 года губернатор Нижегородской области Глеб Никитин подписал распоряжение о назначении министром культуры региона Надежды Преподобной. Такое решение было принято по итогам первого конкурса тогда еще новой кадровой программы. Надежда Александровна подвела итоги первого года работы.

Вы хотели стать министром культуры?

– Скажу так: и хотела, и пробовала себя. После того, как пост покинул Сергей Александрович Горин (прим.: экс-министр культуры Нижегородской области), Глеб Сергеевич объявил, что нового министра мы получим путем нового конкурса. Как человеку, который на тот момент работал в сопряженной с культурой сфере (прим.: Управление государственной охраны объектов культурного наследия Нижегородской области) и которому не все равно, что происходит в культурной жизни региона, мне стало интересно.

Конкурс оказался длительный – с мая по октябрь 2018 года. Естественно, это был непростой период для всех участников, период эмоционального напряжения. У меня такое внутреннее ощущение, что это был замысел руководства, чтобы понаблюдать, как каждый будет реагировать. В такие моменты у человека больше возможностей показать себя. Многие по тем или иным причинам сходили с дистанции. Я же была настроена серьезно.

Сейчас прошло уже 6 конкурсов в рамках проекта «Команды Правительства». Но самым масштабным остается отбор на пост министра культуры: на место претендовали 245 человек, в финал прошли только 5. Вы чувствовали конкуренцию?

– Количество меня не пугало. Были люди, которые работают в сфере культуры, и я понимала, что у них есть базовый опыт и им будет легче отвечать на вопросы комиссии. Но это не конкуренция, а осознание того, что рядом со мной – достойные профессионалы.

Что вы тогда чувствовали, вам удалось расположить комиссию и представителей культурной сферы к себе?

Я надеюсь, да, так как члены комиссии поддержали мою кандидатуру. Большинство из них знали меня по предыдущим результатам моей работы в сфере, тесно связанной со сферой культуры. Поэтому у меня не было задачи формировать о себе базовое мнение. И это, я считаю, послужило на пользу.

Мне было важно не разочаровать их. Они ведь могли сказать: «Да, ты – профессионал, но иди работать с памятниками дальше». Признаюсь, во время очного этапа у меня были мысли, что меня просто не отпустят из госохраны ОКН. Зачем способствовать переходу человека с той позиции, где он успешен?! Я хотела заставить поверить их в то, что меня надо отпустить, по крайней мере, попробовать свои силы в другом месте. Было важно не растеряться, а общаться в хорошем смысле на равных. Это был контакт на серьезном уровне.

На церемонии представления в новой должности вы признались: «У меня есть опыт и желание освоить пока мало знакомую для меня сферу культуры».

– Да, я читала, как меня разбирали журналисты.

Безусловно, придя сюда год назад, я не знала нюансов и не стесняюсь об этом говорить. Но на тот момент мне было важно иметь именно управленческую компетенцию и желание разобраться во всем. Мне было безумно интересно. Сейчас прошел год. Теперь я погружена.

С теми, кто пытался интерпретировать мои слова в том ключе, что у меня отсутствует профессионализм, я не соглашусь. Культура – это не ядерная физика, не высшая математика. Это сфера, в которой находятся люди с тонкой душевной организацией. Здесь важен дипломатический подход. И я рискну предположить, что владею этим. А все нюансы постигаются в процессе.

Как вы тогда отреагировали на критику журналистов?

– Они писали и во время процедур. Когда я попала в пятерку финалистов, говорили, что я не имею отношение к сфере культуры. Я с уважением отношусь к критике. Но хочу отметить, что к финалу пришли те люди, которые выполняли управленческие функции (прим. В финал прошли: директор филиала ФКП «Росгосцирк» «Нижегородский Государственный Цирк» Инна Ванькина, заместитель министра культуры Нижегородской области Алла Забегалова, директор музея им. А.М. Горького Лариса Моторина, руководитель управления госохраны объектов культурного наследия Нижегородской области Надежда Преподобная и эксперт профессионального сообщества менеджеров культуры Алла Семенышева).

Сейчас реакцию журналистов я трактую так: они наблюдали за ходом процедур и переживали, что победитель не будет с пониманием относиться к культуре.

В адрес «Команды Правительства» тоже сыпется критика. Некоторые считают, что конкурсы – лишняя трата времени и денег. Все равно итоговое решение – за губернатором. А как вы оцениваете такой формат отбора?

– Глеб Сергеевич решил пойти по пути «Команды Правительства». На нашем конкурсе присутствовал Сергей Геннадьевич Обрывалин (прим.: замминистра культуры РФ). Для губернатора было важно его мнение. А Сергей Геннадьевич назвал формат интересным и пообещал, что его будут тиражировать и предлагать другим регионам. А ценность его в том, что он дает возможность людям не из системы заявить о себе.

Да, пусть конкурс на пост министра культуры завершился принятием решения в отношении человека из системы. Но, так или иначе, заявилось много людей. Они не стеснялись, вели себя активно. И все могло закончиться по-другому.

Кто помогал осваивать культурную сферу?

– У меня есть важный жизненный принцип – не бояться спрашивать.

Какие задачи были для вас в приоритете в самом начале работы в министерстве культуры?

– Конечно, помимо текущего пласта задач, которые поступают из федерации, была задача грамотно и планомерно организовать подготовку празднования 800-летия Нижнего Новгорода. Но для построения эффективной работы, прежде всего, было важно познакомиться, наладить отношения с коллективом, подведомственными учреждениями.

Вспомните, что было самое трудное за этот рабочий год? Какое решение было принимать сложнее всего?

– Я не могу выделить что-то конкретное. Но самое важное для меня было – постоянно находясь на острие, не терять возможность ориентироваться и уметь расставлять приоритеты. Базовых задач достаточно много и постоянно прилетает новая. Уже сейчас с течением времени и наличием опыта в этом министерстве я могу сказать, что мы не распыляемся, не переживаем, а берем и делаем.

Как вы оцениваете культурный потенциал Нижегородской области?

– Раньше я наблюдала за культурной жизнью только как житель Нижнего Новгорода. Сейчас каждый день занимаясь вопросами этой сферы, я могу сказать, что у нас уровень высокий. Много нижегородских коллективов выступают за пределами Нижнего Новгорода и имеют признание. Но есть слабое место, что мы активно исправляем, – в отношении многих событий, которые проходят у наших подведомственных организаций, не ведется нужного рекламного продвижения. Так, порой, нижегородцы и гости города просто не знают о грядущей премьере или вернисаже, новой книге или опере.

Есть круг зрителей, который в курсе мероприятий, но основная масса людей о них не знает. Например, в рамках национального проекта «Культура» в августе и сентябре 2019 года проходила передвижная выставка «Сокровища музеев России». Везде, где мы смогли, мы дали о ней рекламу. Эффект был колоссальным. Для сравнения: в мае этого года в «Ночь музеев» была очередь в музей, но это была одна ночь. А здесь мы видели очереди весь период работы выставки «Сокровища музеев России» – целых полтора месяца. Мне было настолько приятно, что я имею к этому отношение!

Высок и уровень нашего профессионального сообщества. Хочется, чтобы о нашем оперном театре говорили на уровне РФ и за ее пределами. Хочется, чтобы на концерты оркестра нашей филармонии люди приезжали из других городов. Хочется, чтобы ТЮЗ опять приобрел ту известность, которая была в мои школьные времена. Я считаю, что Нижний Новгород может стать третьим культурным городом в стране. Основная проблема – в отсутствии должного информирования.

Но, например, музыканты оставляют Нижний Новгород. Даниил Трифонов, Максим Емельянычев – их имена звучат за рубежом.

– Было бы не очень честно скрывать их от мира. Мы не можем выступать как собственники. На самом деле неимоверная гордость, что мальчик из Дзержинска – Максим Емельянычев – столько добился. И теперь, когда он играет на ряде сцен за границей, он не забывает о Нижнем Новгороде. Сейчас мы ждем его предложения, которые постараемся реализовать у нас. У Даниила расписано все на года. Жду, когда он сможет найти в своем графике место для нас. На самом деле много выходцев из Нижнего Новгорода покорили звездный олимп. Я считаю, мы должны этим гордиться.

У вас есть ли мечта-идея, которую хотели реализовать в Нижегородской области?

– Есть общая мечта со всеми, кто имеет отношение к культуре, – это создание культурно-образовательного центра. Такие проекты уже реализуются в 4 регионах: Владивосток, Калининград, Кемерово, Севастополь. Такое масштабное учреждение культуры было бы для региона прорывом. И наш руководитель прилагает мощнейшие усилия, чтобы эта мечта реализовалась.

Еще одна мечта – краеведческий музей. Его у нас нет, но на него есть огромный запрос от общества. Частично пытается выполнить эту функцию историко-архитектурный музей-заповедник «Усадьба Рукавишниковых». Но у него нет возможности вместить в себя все. Я думаю, частично мы можем реализовать эту мечту путем строительства хранилища, которое планируется в рамках сотрудничества с федеральным министерством культуры.

Можете назвать управленца, кто является образцом для вас?

– Сложно выделить конкретную личность, так как у многих есть те черты, которые хочется видеть в себе, сочетать все сразу. Но так, думаю, не получится. Поэтому понимаю, что я – это я. У меня есть собственный жизненный опыт, желание слушать и слышать своих коллег, получать позитивные отклики по результатам нашей работы. Безусловно, есть люди, перед которыми я преклоняюсь, но для меня важнее симбиоз качеств этих личностей. И этот симбиоз я частично использую для решения поставленных задач. Но решения в любом случае будут моими.

Вернуться к списку